Kasyno gry automaty. * Bitcoin Bonanza scam or not?

← Оглавление

Раздел3.1 «Модусы простые и расширенные»

В григорианской монодии каждая новая ступень звукоряда обогащает напев и расширяет возможности модуса. Поэтому для понимания состояния модуса важно и то, какие ступени включает в себя звукоряд напева, и как они между собой взаимодействуют. Классификация модусов на простые и расширенные имеет отношение не только к составу звукоряда, но и к иерархии его ступеней.

Результаты наблюдений:

1) Выявлено 28 песнопений в расширенных модусах и 39 — предельно широкого диапазона (в границах простых модусов), по своим свойствам приближающихся к мелодиям в расширенных модусах. Это примерно одиннадцатая часть всего проприя мессы.

2) Песнопения в расширенных модусах и в простых с предельно широким диапазоном входят во все литургические периоды и относятся ко всем типам праздников санкторала. Этот факт свидетельствует о том, что сам феномен расширения модусов появился на достаточно раннем этапе модальной эволюции. Поэтому констатация расширенного состояния модуса не может служить показателем более позднего происхождения того или иного напева.

3) Расширенные модусы предстают во всех жанрах, кроме трактусов; простые модусы с предельно широким диапазоном — во всех без исключения жанрах. Особое расположение к расширению модусов имеют аллилуйи, оффертории и коммунио (названы в порядке количественного убывания); предельная широта амбитуса особенно свойственна офферториям, коммунио и градуалам. Таким образом, расширение равно свойственно напевам, построенным по модели (аллилуйи и градуалы) и свободно сочиненным (оффертории и коммунио). Скорее явление расширения следует связывать с мелодическим складом: расширению часто сопутствует мелизматика.

4) Наиболее склонным к расширению и к обоснованию в предельно широком пространстве является, безусловно, шестой модус. Напротив, расширенное состояние совсем не характерно для второго и пятого модусов. Также и предельно широкий диапазон в простом состоянии никогда не занимают тот же второй, а также седьмой модусы. Вероятно, здесь действует стремление к некоему звуковому балансу: самые «раскидистые» в октоихе, пятый и седьмой модусы испытывают меньшую потребность в освоении новых рубежей, в то время как самый стесненный и ограниченный шестой модус пытается (и небезуспешно) завоевать новые звуковые пространства. Что касается второго модуса, его замкнутость на самом себе — скорее отличительная черта этоса, выраженного посредством характера мелодического движения.

5) Открыто явление совершенно иного типа расширения звукового диапазона, противоположного по смыслу, которое ведет не к объединению парных автентического и плагального модусов, а наоборот, усиливает характерность какого-либо одного из них. Это происходит при раздвижении в автентических модусах — верхнего, в плагальных модусах — нижнего предела обычного диапазона. Это явление достаточно редкое и, вероятно, сравнительно позднее (на что указывает литургический календарь). Тем не менее возможно уточнение реальных границ модальных амбитусов.

6) Явление смешанного порядка в составных формах: расширение как объединение модальных свойств парных модусов и расширение как усиление характера одного модуса при опоре в разных разделах формы на разные доминанты вскрывает искусственность и неправомерность сочетания этих разделов в одной композиции.